Идущий к реке

буря пуще, дождь, тучи. лавирую
я летучим голландцем от гроз.
свою сущность скрываю ранимую
под колючий и вздыбленный ворс.

воздух рвущие в пух междометия,
прячу лучше пиратских даров.
воду жгучую пью, не заметили б,
что я вспыльчив как норов петров.

груды, комья, лоб небо нахмурило,
я понуро, шатаясь, бреду.
будто в комнате едко накурено,
ты меня не рассмотришь в бреду.

я – безликое, серое, чёрствое.
пламя дикое чувств утаив,
в чаще тихого райского острова,
среди грив вниз опущенных ив,

замок Иф населяемый монстрами
возвожу, прячу гнев под матрас.
если в глаз попадёт что-то острое,
возражу, мол, не плачу, то – газ.

не ищу ни мессий, ни апостолов.
бесконечное в малом узрев,
я презрел всё мирское и плотское,
словно старец, идущий к реке.

триедино духовное с космосом,
между ними, в средине, есмь я.
вихрь вопросов таскает за волосы,
и ответы во след семенят.

хмель веселья и трезвость мучения,
скрип петель, резкий выдох косы.
ничего не имеет значения,
кроме неба в сапфире слезы,

кроме веры в мечту в миг отчаянья
в серых стенах, где нечем дышать.
стаи чаек с причала кричали нам:
бренен мир, но бессмертна душа.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *